Александр Македонский/статья Котельникова А.Л.

Материал из ChronoWiki

Перейти к: навигация, поиск
АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ В ОПИСАНИЯХ ЕВРОПЕЙСКИХ И СЛАВЯНСКИХ ИСТОЧНИКОВ
Котельников А.Л.

Странности и несоответствия тому, как мы сегодня представляем себе времена Александра Македонского начинаются буквально с первых страниц записок об Александре.

Содержание

Как выглядели египетские цари

Мы как-то с детства привыкли представлять себе египетского царя (фараона) лысым и гладко выбритым. Для египтянина быть лысым и выбритым вполне естественно – в Египте жарко. Все изображения египетских фараонов, которые я видел, лысые и без бород. А вот египетский царь Нектонаф, отец Александра, выглядит иначе – он носит бороду и волосы такие, что сбрив их, он может до неузнаваемости изменить свой облик:

«…Мня в себе Нектанавъ царь, яко бытии ему во Египте не могущу и с ратницы битися жалостию и срамотою ятъ быв зело, браду же и главу свою остригшее в полнащъ и из царских домов исшед в далные и знаемыи земли отшедъ …».

А вот этот же эпизод в другом изложении:

«…так о Нектанебе рассказывают, что, когда над его головой внезапно сгустились тучи и на царство напали враги, он не стал посылать войско и готовить оружие. Но отправился к себе во дворец, достал медную раковину, наполнил её дождевой водой….Увидев, что Египетские боги управляют кораблями варваров, он тут – же сбрил себе волосы и бороду, дабы изменить свой облик, взял золота, сколько мог унести, оделся в льняное платье, какое носят египетские пророки и астрологи, и бежал из Египта …».

Кроме бороды у египетского царя, здесь есть еще один очень интересный предмет: медная раковина с дождевой водой. Для нас, жителей России в ней нет ничего удивительного, а вот современный египтянин, думаю, очень удивится, когда узнает, что с неба может накапать целая раковина воды. Дожди в современном Египте бывают очень редко и очень небольшие.

Александр Македонский и Рим

Александр Македонский, если верить древним Европейским авторам , имел какие то связи с Римом, причем в общении с Римом Александр выступает отнюдь не как Царь мира, а скорее как наемник, хотя и достаточно принципиальный:

«…После этого, собрав большое войско, он отправился в Рим. Полководцы предложили ему шесть тысяч талантов золота и сто девять тысяч венцов, умоляя поддержать их в войне с халкедонцами. Между тем он вступил в Италию и, переплыв море, отправился в Африку. Африканские ПОЛКОВОДЦЫ посулили Александру больше, чем полководцы римские. Он же подступил к Халкедону и произнес: «Скажу вам, халкедонцы, или храбро сражайтесь, или покоритесь »…».

А вот еще один отрывок из Арриана. Незадолго до смерти, Александр, покорив Азию, встречает послов:

«…Возвращаясь в Вавилон, он встретил посольство от ливийцев: ему воспели хвалу и увенчали его как царя Азии. За ними пришли посольства из Италии, от бреттиев, луканов и тирренов. Говорят, прислали посольство и карфагеняне; пришли послы от эфиопов и европейских скифов; пришли кельты и иберы просить дружбы. Эллины и македоняне впервые услышали их имена и увидели их одеяния. (5) Рассказывают, что они поручали Александру рассудить их взаимные споры. Тогда–то в особенности Александр и самому себе, и окружающим явился владыкой мира. Арист и Асклепиад, писавшие о деяниях Александра, говорят, что посольство к нему прислали и римляне. Александр, встретившись с этим посольством, осмотрел парадную одежду послов, обратил внимание на их усердие и благородную манеру держать себя, расспросил об их государственном строе - и предсказал Риму будущую его мощь. (6) Я сообщаю об этом, как о событии не безусловно достоверном, но и не вовсе невероятном. Следует, однако, сказать, что никто из римлян не упоминает об этом посольстве к Александру и о нем не пишут ни Птолемей, сын Лага, ни Аристобул, историки Александра, которым я наиболее доверяю. А кроме того, невероятно, чтобы Римское государство, пользовавшееся тогда наибольшей свободой, послало посольство к чужеземному царю, царствующему тем более так далеко от их родины, причем их к этому не вынуждал ни страх, ни расчет, а ненависть к тиранам и самому имени их была в них так сильна, как только может быть …».

В этом отрывке видится несколько противоречий. Первое — НЕСКОЛЬКО ИТАЛЬЯНСКИХ ПЛЕМЕН прислали к Александру посольства. Луканы, бретии и тиррены это древние жители Аппенин. Для этих племен расстояние от современной Италии до современной Македонии вполне приемлемое для того, чтобы послать посольство. А вот римляне, то есть жители, якобы, той же самой Италии, находятся настолько далеко от Македонии, что отсутствие их посольства вполне всех устраивает. Более того, для Арриана логичнее именно отсутствие посольства от римлян.

Противоречие снимается, если допустить, что античный Рим, который не прислал послов, является инстанцией более высокой чем македонский царь Азии. В этом случае будет совершенно естественно, что Рим общается с Александром не на правах равного, посылая посольства, а каким то иным образом. Скажем, вызывая на ковер самого Александра или его представителей.

Либо, надо будет признать, что античный Рим расположен отнюдь не в современной Италии, то есть практически в двух шагах от Македонии, а где-то так далеко, что мог не бояться соседства с царем, покорившим аж Индию. Эти предположения, кстати, не противоречат одно другому, и могут быть верны одновременно.

«… Тот же самый Февей рассказывал, что в этой стране (стране, где выращивают перец. А шел Февей–схоластик в Индию и на остров Тапрабана. И было это до похода Александра, которому Февей, похоже, и рассказывает о своих злоключениях. Прим. А.К.) сильные люди велели его схватить. И принялись порицать меня и обвинять в том, что я посмел проникнуть в их страну и вступить на их землю. Я же сладостными словами хотел объяснить это и защититься, дабы избавить себя от их рук, однако ни они не понимали меня, ни я их, ибо не знал языка, так что мы объяснялись одними взглядами. Я догадался, что люди эти разгневаны, ибо смотрели на меня, грозно вращая глазами. Они понимали, что говорю я со cтpaхом и трепетом однако не выказали мне никакого милосердия, но тут же схватили меня и заставили шесть лет служить на мукомольне–хлебопекарне. А у их царя во всем дворце не сыскать более одного модия зерна. Через шесть лет я начал понемногу говорить на их языке и понимать их речь. А из плена своего я вот как освободился. У [одного] царя была распря с [пленившим меня] царем, и он обвинил его перед тем самым великим царем, который живет на острове Тапробана, в том, что тот схватил благородного человека и римлянина и заставил работать на хлебопекарне. Когда великому царю стало об этом известно, он послал одного из своих приближенных узнать, правда ли это . Когда тот прибыл и увидел меня, находившегося в подобном услужении, сразу же сообщил обо всем царю. А когда царь услышал такое, то повелел с этого царька, который отдал меня в рабство, заживо снять кожу, ибо он посмел отдать в рабство римского гражданина. Они говорят, что следует почитать и опасаться римского императора, могущего лишить их царства …»

Этот добрый Великий Царь с острова Тапробана, который печется о простых римских гражданах настолько, что готов казнить подвластного ему царя, явно не Александр. И не похоже, что это царь Азии Дарий. Вообще вызывает большое сомнение, что здесь описывается итальянский Рим, который в это время еще, по–видимому, решал проблемы с собственными этрусками и считал себя удаленным достаточно далеко от Македонии (смотри предыдущую страницу), чтобы не посылать туда послов с верноподданническими заявлениями.

С какими трудностями встретился Александр Македонский в Индии

Представляя сегодня трудности, с которыми может встретится завоеватель в Индии, мы думаем, что это, прежде всего жаркий, влажный климат, труднопроходимые джунгли, кишащие насекомыми, переносчиками различных инфекционных заболеваний, отсутствие качественной питьевой воды и дикие звери. Ан нет. Вот проблемы, с которыми столкнулись войска Александра Македонского в Индии:

«…Он дошел до земли Индов, живущих по соседству с арахотами. Войско истомилось, проходя по этим землям: лежал глубокий снег и не хватало еды …».

Если насчет нехватки еды можно сказать только «может быть и так», то насчет снега, который истомил войско это явный перебор. На полуострове Индостан не бывает такого снега, который бы мог помешать продвижению конно – пешего войска. Кстати, соседи индийцев, «арахоты», уж не арии готы ли, жители средней Европы? В этом случае, вполне объяснимы проблемы с продвижением армии из-за глубокого снега.

«…Когда Александр подошел к Скале, он увидел отвесные, недоступные для штурма стены; варвары навезли туда съестных припасов с расчетом на длительную осаду. Нападал глубокий снег; это затрудняло подступ македонцам и обеспечивало варварам обилие воды …».
«…Во время этого восхождения, погибло около 30 человек, и даже тел их не нашли для погребения: они утонули в снегу …».

А вот как сам Александр Македонский описывает осеннюю погоду в Индии:

«…Собираясь вернуться в Фасис, откуда мы начали свой путь, я приказал изменить направление и разбить лагерь на расстоянии двенадцати миль от воды. И вот, когда уже поставили все шатры и развели большие костры, налетел восточный ветер и поднялся вихрь такой силы, что он сотряс и поверг на землю все наши сооружения, так что мы пришли в изумление. Четвероногие были встревожены, их обжигали искры и головешки из разметанных костров. И тогда я стал ободрять воинов, объясняя, что это произошло не из–за гнева богов, а потому, что наступали месяц октябрь и осень. Едва собрав военное снаряжение, мы обнаружили место для лагеря в согреваемой солнцем долине, и я приказал всем перейти туда и перенести вещи. Восточный ветер стих, но к вечеру наступил невероятный холод. Вдруг начали падать огромные снежинки, похожие па руно. Опасаясь, как бы снег не засыпал лагерь, я повелел воинам утаптывать его. Только мы избавились от одной напасти — ибо неожиданно снег сменился проливным дождем, — как появилось черное облако …. Вскоре небо вновь прояснилось, мы помолились, вновь разложили костры и спокойно принялись за кушанья. Три дня мы не видели солнца и над нами проплывали грозные облака. Похоронив пятьсот своих воинов, которые полегли среди снегов, мы отправились дальше ».

Вообще в Индии и сегодня случаются понижения температуры и снегопады, при которых даже гибнут люди. Но, во–первых, температура в Индии никогда в достоверно зафиксированной истории не опускалась ниже минус трех градусов Цельсия. Это конечно много (то есть мало) для человека, одетого в набедренную повязку или легкую тунику, но, учитывая, что такие понижения температуры крайне непродолжительны, не смертельно, Описание вполне реалистичное. Люди не привычные к низким температурам, конечно же страдают от холода, Беспомощные старики, дети, калеки, которым вовремя не оказали помощь, могут даже и погибнуть от переохлаждения. Но пятьсот тренированных воинов, прошедших чуть не всю Азию, воинов, имеющих при себе палатки, скот, неограниченные запасы топлива в конце концов, погибнуть от снега на территории современной Индии не могут. Никак не могут. Думаю, армия Александра мерзла где–то в другом месте, севернее.

А вот какие подарки преподносили Александру индийцы:

«…Мы построили суда из камыша и переправились на другой берег реки, где обитали индийцы, одевавшиеся в звериные шкуры. Они поднесли нам губки белые и красные, витые раковины улиток, а также покрывала и туники, изготовленные из шкур морских тюленей …».

Звериные шкуры, в которых щеголяют индийцы, относят нас севернее полуострова Индостан — в современной Индии слишком тепло, чтобы прикрывать наготу шкурами. Покрывала же и туники из ШКУР МОРСКИХ ТЮЛЕНЕЙ однозначно говорят нам о том, что войско Александра находится где то рядом с Северным Ледовитым океаном. Там и была его Индия.

С какими странами граничит Индия

Александр посещает одно из прорицалищ в Индии. После получения пророчества священник говорит ему:

««…Покинь пределы этой рощи и возвращайся в Фасис к Пору (индийский царь)»… Я, встретившись со своими воинами, сказал, что в соответствии с ответом мы отпраляемся в Фасис к Пору …Оттуда мы отправились в долину ИОРДАН, где встречаются змеи, у которых в голове камни называемые смарагдами. Они обитают на равнине, куда никто не смеет вступать, и по этой причине там стоят пирамиды высотой в тридцать пять футов, построенные древними индийцами …»

Долина Иордан находится в Индии. Как вам это нравится? А может быть, прав Егор Иванович Классен, и название Иордан происходит от славянского словосочетания «ярый дон (река)», тогда эта долина может быть в районе любой горной речки.

А вот какие животные обитали на границе с Индией, если верить сообщению Аристотеля «Александр и Алмазная долина»:

«…Существует некая долина где их (алмазы) добывают. …Александр, воспитанник мой, достиг …долины и увидел там нечто, что он смог взять с собою. Долина эта граничит с землями Индии. Там обитают тиры, доброту и мудрость которых не дано увидеть ни одному человеку, ибо он тут же умирает, и так происходит всегда, пока они живы. Но когда они мертвы, то не причиняют никакого вреда. У тиров лето длится шесть месяцев и шесть месяцев длится зима …».

Можно, конечно, сказать, что здесь описаны некие мифические существа, мудрость которых настолько велика, что у встретившихся с ними от избытка мудрости лопается голова. А можно вспомнить, что Аристотель, в отличии от своего учителя Платона, был чужд всяческому идеализму и в своих работах старался находить простое и рациональное объяснение любому феномену. «Платон мне друг, но истина дороже» — попробуем с этой точки зрения разобрать приведенный отрывок.

«…Существует некая долина где их (алмазы) добывают…»


Алмазы в Евразии действительно добывают, причем место, которое можно назвать Алмазной долиной в Евразии в общем то только одно — Якутия. Это крайний север России.

«…Там обитают тиры, доброту и мудрость которых не дано увидеть ни одному человеку, ибо он тут же умирает, и так происходит всегда, пока они живы. Но когда они мертвы, то не причиняют никакого вреда. У тиров лето длится шесть месяцев и шесть месяцев длится зима…»

А не описывает ли Аристотель здесь бурых медведей, которые на территории, которая на зиму покрывается снегом, действительно на всю зиму впадают в спячку и не опасны, если их не будить. А вот если человек повстречает медведя летом, когда он «жив», доброту и мудрость медведя действительно можно и не увидеть, ибо можно и умереть. Название ТИР, возможно, восходит к древнему корню КЪР, от которого произошли такие индоевропейские слова как КИР, СЭР, ЦАРЬ, КОРОЛЬ, ГЕРР и многие другие, связанные с верховной властью. Назвать царем зверей на территории севера Евразии медведя так же естественно, как льва в северной Африке.

«…Долина эта граничит с землями Индии…».

Может быть, Индия Александра это действительно не современный полуостров Индостан, а много, много севернее?

В какую сторону двигались войска Александра Македонского

Традиционно считается, что Александр Македонский вышел с севера Пелопоннеса и шел почти строго на восток, вдоль побережья Черного, Каспийского, Азовского морей и далее в современные Китай и Индию. Некоторые источники не вполне согласны с этим. Вот что сказано в «Книге изречений философов древности»:

«…Когда Александр начал царствовать, ему было восемнадцать, и продлилось его царствование семнадцать лет, из которых он семь лет сражался и восемь лет пребывал в покое, он одержал победу над двадцатью двумя народами, за два года обошел весь мир с востока на запад …».

А вот что, якобы, сам Александр говорит об этом Афинянам, не желавшим сразу покориться ему:

«…После того как умер мой отец, я взошел на престол и отправился в западные страны, мне покорились многие города. Одни выказали покорность и были приняты с почетом под мою власть, а некоторые из жителей этих городов последовали за Мною в походы. Не пожелавшим встретить меня с миром я ответил войной и разорил их. На пути, который я проделал из Македонии в Европу, мне оказал сопротивление город Фивы, я: захватил и разрушил его из-за глупости жителей. Теперь я прибыл к Афинам, говорю вам, афиняне, что не желаю ничего иного от вас, кроме того, чтобы вы сражались под моим началом и признали меня своим сеньором …».

Без комментариев.

«…Император Александр, когда ему перестало хватать империи Македонской, не желал называть себя сыном Филиппа и назвался сыном бога Амона, хотя доподлинно известно, кто его родители, но, поскольку он считался победителем всех на свете, пожелал изменить природу свою и стал называть себя сыном бога. Подобно солнцу, он покинул пределы Македонии и обошел весь мир, так что прежде, чем достиг Вавилона, покорил Азию и Европу, словно это мелкие области, и затем он пришел, чтобы посмотреть на родину нашу …»

Снова говорится, что Александр покорил Европу.

Александр Македонский и казаки

«…Много времени отдано было скорби, и наконец, сам он стал отвлекаться от нее, и еще больше помогали ему в этом друзья. Тогда же предпринял он поход на коссеев, воинственных соседей уксиев. (2). Живут коссеи в горах по деревням, построенным в неприступных местах; когда неприятель приближается к ним, они или все уходят на вершины гор, или убегают, кому как удастся, — и войско, посланное против них, ничего с ними поделать не может. Когда оно уйдет, они возвращаются опять к разбою, которым и живут. Александр уничтожил это племя, хотя и выступил зимой. Ему не помешали ни зима, ни бездорожье — ни ему, ни Птолемею, сыну Лага, который командовал частью войска …».

Приведенный выше отрывок сам по себе ничего не значит. В описаниях походов Александра есть десятки разных народов, покоренных или уничтоженных. И небольшой народец, живущий разбоем и прячущийся в укрепленных деревнях отождествлять с казаками только по созвучию названий вроде бы совершенно неоправданно. Все так — античные косеи, которых уничтожил Александр могли и не быть казаками. Ну мало ли в мире народов с похожими названиями. Но интересно вот что: эти самые уничтоженные коссеи в самом конце книги Арриана вдруг появляются в качестве его же Александрова войска:

«…Вернувшись в Вавилон, Александр застал Певкста (наместник Александра в Персии, прим. А.К.), пришедшего из Персии; с собой он привел тысяч 20 персидского войска. Привел он также немало коссеев и тапуров: ему сказали, что из племен, пограничных с Персией, это самые воинственные …».

Противоречие снимается, если допустить, что коссеи, это не просто некий народец, а некая каста воинов – казаков. Они живут на границе в укрепленных деревнях и занимаются в основном военным делом. Это образ жизни казаков. Кроме того, в достоверной истории мы знаем множество примеров, когда казаки оказывались по разные стороны баррикад. Думаю, коссеи это и есть казаки. Часть из них была в войске Александра, а часть была на стороне его противника. Слово казак, кстати, можно разделить на два тюркских корня – КАЗ (гусь) и АК (белый). Отсюда и гуси–лебеди в русских (не казачьих!!!) сказках. Опустим корень АК «белый» в слове КАЗАК, и мы получим тех самых КОССЕЕВ, описанных Аррианом.

Какие народы встречались Александру Великому, упоминания о Великом Царе

Практически во всех источниках об Александре Македонском то там, то здесь разбросаны упоминания о неком Великом Царе. Этот Великий Царь вроде бы должен быть царь персов Дарий, и македонцам он якобы не начальник, но, часто из контекста возникает ощущение, что этот Великий Царь признается обеими сторонами и стоит как бы над схваткой.

«…Между тем Александр отправился в поход, не рассчитывая ни на кого, кроме себя. Он не убегал от Великого Царя, покорил племена, мешавшие ему по дороге к морю …».

Создается даже впечатление, что, либо Александр бунтует против своего сюзерена, либо, даже, Великий Царь является начальником и той и другой стороне.

«…Великая награда предстоит им в этом сражении: они победят не сатрапов Дария, не конницу, выставленную при Гранике, не 20000 чужеземных наемников, а самый цвет персов и мидян, племена, населяющие Азию и подчиненные персам и мидянам, самого великого царя, лично присутствующего …».

Арриан прямым текстом пишет о том, что великий царь и Александр это разные люди.

«…Свой город у афинян остался. Ещё долгое время потом сопротивлялись они лакедемонянам, воевали с их союзниками и великим царем …».

Понятие «великий царь» здесь также отнюдь не тождественно понятию «царь Македонский».

Александр Македонский и войско, ушедшее под лёд

«…Они отправились в путь и добрались до реки под названием Страга. Эта река замерзает в зимнюю пору от невероятной стужи, так что через неё можно переехать. Всю ночь она покрыта льдом, с утра же, когда припекает солнце, она освобождает от оков и становится очень глубокой, так что поглощает любого, кто вступит в нее …».

Далее Александр пробирается в ставку Дария и выманивает за собой персидское войско. Персы переходят реку по льду, начинается битва. Македонцы теснят персов. Затем произошло следующее:

«…Добравшись до реки, Дарий увидел, что она покрылась льдом, и перебрался на другой берег. Те, кто следовал за ним, вступили на лед, но, когда они достигли середины, снег растаял, и многие погибли. Прочие, же, добравшись до реки, не смогли через нее перебраться, и были убиты преследовавшими их македонцами …».

В истории, вообще–то известно всего два случая, когда значительная часть войска провалилась под лед, что решило исход сражения. Первое упоминание относится к случаю, после которого поляки перестали носить тяжелое вооружение. Поляки потерпели сокрушительное поражение, причем наибольший урон им нанесло не оружие врага, а роковое стечение обстоятельств — под ними провалился лед. После этого случая, по свидетельству «Великой Польской Хроники», они и стали называть себя поляками или полянами.

Второй известный нам случай, это битва нашего русского Александра Невского с псами–рыцарями. Основную часть тевтонов также заманили на слабый мартовский лед, который не выдержал веса тяжеловооруженных воинов.

Вообще надо начать с определения места битвы. Она происходила, если верить школьному учебнику, южнее линии Средиземного — Черного — Каспийского — Азовского морей. Согласно современной версии истории, он вообще воевал в субтропиках. То есть описываемые события не могли происходить там просто потому, что южные реки не покрываются льдом. Согласно же более древним источникам, Александр замерзал в Индии и переходил реки по льду в Иране. Что-то здесь не так. Вероятно, в цепочке переписчиков и компиляторов, донесших до нас сведения, были допущены какие–то ошибки или сознательные искажения исходного текста.

Как выглядели скифские воины

Скифские воины в рассказах об Александре Великом выглядят как средневековые тяжеловооруженные рыцари:

«…и сами скифы, и лошади их были тщательно защищены броней …».

Это, вероятно, очень удивляло европейских авторов, так как они специально заостряют на этом внимание читателей. Напомним, согласно школьному учебнику истории скифы — это дикие кочевые племена скотоводов, которые перемещались по азиатским степям вслед за своими стадами. Мы даже не будем сомневаться в способности диких кочевников создавать в кибитках на коленке броню для воинов и лошадей — мы все–таки ходили в музей и видели там скифское золото. Просто усомнимся в целесообразности наличия у скотовода брони для лошади. Дело в том, что тяжелая броня и для человека тяжела, а лошадиная и подавно. Всадник, закованный в тяжелую броню просто не сможет быть скотоводом в силу резкого снижения скорости и маневренности у лошади. Он не сможет элементарно защитить свое стадо от посягательств конных воров, не имеющих никакой защиты. Он их попросту не догонит.

Скифы

К вопросу о дикости скифов.

«…Следовало бы подумать, что этого Кира образумили скифы, люди бедные и независимые; Дария опять–таки скифы; Ксеркса афиняне и лакедемоняне; Артаксеркса Клеарх и Ксенофонт со своими 10000 воинов, а Дария, нашего современника, Александр, которому земно не кланялись. Такие слова Каллисфена чрезвычайно раздражили Александра, но македонцам пришлись по душе …».

Были скифы и в войске Александра:

«…Александр отобрал с собой агему «друзей», гиппархию Гефестиона, Пердикки и Деметрия, конных бактрийцев, согдиан и скифов, даев, верховых лучников, щитоносцев из фаланги, отряды Клита и Кена, лучников и агриан и тайком пошел с ними далекой от берега дорогой, чтобы незаметно добраться до острова и до горы, откуда он решил переправляться. (3) Здесь ему ночью набили сеном меха, давно уже сюда доставленные, и тщательно их зашили. Ночью пошел проливной дождь, И это особенно помогло сохранить в тайне все сборы и приготовления к переправе, потому что бряцание оружия и громкие приказания заглушались раскатами грома и шумом ливня ...».
«…К Александру пришло опять посольство от европейских скифов; с ними были и послы, которых он сам отправил к скифам. Скифский царь как раз умер, когда их послал Александр, и теперь царствовал его брат. Посольство должно было сообщить, что скифы готовы сделать все, что скажет им Александр; ему поднесли от скифского царя дары, которые у скифов почитаются самыми драгоценными; царь готов выдать за Александра свою дочь ради укрепления дружественного союза. Если Александр не удостоит скифскую царевну своей руки, то царь готов выдать за самых верных друзей Александра дочерей скифских сатрапов и прочих могущественных людей скифской земли. Царь и сам придет к Александру, если он ему это прикажет, чтобы от него самого услышать его распоряжения…. Скифским посланцам Александр ответил ласково и так, как ему на то время было выгодно, но от скифских невест отказался …».

В этом эпизоде очень и очень сомнительным выглядит отказ Александра от династического брака. Ну, сам не хотел жениться — женил бы кого-либо из своих друзей или родственников. Это тем более странно, что, по большому счету, он ведь так и не покорил скифов. Несколько мелких стычек, описываемых Аррианом и другими авторами, на боевые действия регулярной армии отнюдь не тянут. Они скорее похожи на нападение банды на небольшое отряд пограничников. В одном случае победили и тут же бросились бежать, в другом предпочли разойтись миром. Возможно, Арриан выдает желаемое за действительное.

Александр Македонский взрывает стены укреплений

«…Услышавшее же окольнии цари разрушение Порово, приидоша цари и князи поклонишася Александру и дары ему принесоша многие. Александръ же на Мазинскую землю устремися и Мазинских жен град видев, и сего рвати повеле …».

Вообще-то даже подкоп под стену дело долгое и трудоемкое. Вот как описывает Геродот события лишь чуть более раннего времени: «…осада Барки продолжалась девять месяцев. Персы проложили подкопы до городской стены и пытались взять город ожесточенными приступами. Однако эти подкопы одному кузнецу удалось обнаружить…Тогда баркейцы проложили встречный подкоп и перебили рывших землю персов …».

Здесь нет и речи о том, чтобы за несколько часов вырыть тоннель. Реальные сроки — 9 месяцев, реальное сопротивление защитников осажденного города.

«…А жители Минда обещали ему вручить город, если он подойдет незаметно ночью. Он подошел, как и было условлено, около полуночи к стенам, но никто из находившихся в городе города ему не сдал, а у него не было ни машин, ни лестниц, так как он рассчитывал брать город не приступом, а овладеть им с помощью измены. Тем не менее, он подвел фалангу македонцев и велел им подрывать стену. Македонцы свалили одну башню, но она упала не проломив стены. Горожане повели энергичную защиту, из Галикарнаса многие поспешили на помощь. Захватить Минд стремительно, без подготовки оказалось невозможным. …».

Арриан русским (вернее, древнегреческим) языком пишет о том, что осада Минда проходила в течение одной ночи. Вернее даже меньше чем одна ночь. Так как подошли к городу только к полуночи. Да еще время прошло, пока поняли, что предатели не откроют им ворота. Думаю, осада началась в час, а то и в два ночи, и закончилась, думаю к рассвету. За это время македонцы успели свалить одну башню. Не забор, не частокол, даже не крепостную стену, а именно башню. Башня, даже деревянная (а эта башня явно не была деревянной, так как, в противном случае ее было проще и эффективнее просто поджечь) имеет некоторую массу и некоторые геометрические размеры. Допустим, башня имеет сравнительно небольшие размеры и стоит на настоящем песке, который без проблем можно выбирать лопатой. Допустим, охранники спят (дело то было после полуночи) и не было необходимости рыть длинные тоннели, спасаясь от стрел и камней, сыпавшихся со стен. Допустим, начали копать прямо под башней. Для того, чтобы свалить башню, надо наклонить её до такой степени, что проекция её центра тяжести должна выйти за проекцию фундамента башни (рис. 1, рис. 2). Вот Пизанская башня, сколько лет падает, а все никак не упадет (рис. 4). Как видно из рисунка (рис 3), надо вынуть из под фундамента башни количество грунта, сопоставимое с объемом фундамента. А ведь при таком способе башня все время оседает, и при этом все время давит землекопов. Но, даже если допустить, что у Александра были целые легионы землекопов–камикадзе, объем грунта, который необходимо было вынуть из под даже самой небольшой башни в течении ночи превышал все разумные пределы. Человеку, который будет доказывать, что такое возможно, предложу опрокинуть путем подкопа в течение нескольких часов, ну, скажем, пустую двухсотлитровую бочку.

«…две башни и простенок между ними, рухнувшие до основания, открыли бы войску, если бы все оно вступило в бой, легкий проход в город; третья, разбитая, башня сразу бы рухнула, стоило ее подрыть …».

Интересно, сколько времени шли земляные работы и сколько шахтеров оказалось придавленными рухнувшей башней?

«…на стороне врага было и численное превосходство, и место для него было выгодным: галикарнасцы сбегали и бросали дротики сверху… Стены на ту пору охранялись не очень строго, две башни и простенок между ними, рухнувшие до основания, открыли бы войску, если бы оно вступило в бой, легкий проход в город. Третья, разбитая башня, сразу бы рухнула, стоило ее подрыть …».
«…часть стены уже обрушилась, часть пошатнулась …».
«…Во многих местах были прорыты подземные ходы, землю из которых незаметно выносили. Стена, оседая в провалы, рухнула во многих местах… в одном месте свалили подрытую стену, в другом еще больше разбили ее машинами …».

По всей видимости, во многих текстах, описывающих то, как Александр валил стены и башни с помощью подкопов, описывается именно ПОДРЫВ с помощью заложенной в специально проложенную шахту пороховой мины. В этом случае действительно становится понятно, как за несколько часов можно ПОДРЫТЬ стены и башни до такой степени, что они рухнут. Заранее подготовились, вырыли штольни, заложили пороховой заряд, и когда объявили штурм, начали ПОДРЫВАТЬ крепостные сооружения.

Несопоставимые потери у Александра и его противников

Из сообщений древних и средневековых авторов следует, что потери в войске Александра были значительно меньше чем у противника. Вот например, эпизод о взятии индийского города Сангалы:

«…В это время прибыл Пор с уцелевшими слонами и войском тысяч в пять человек. Машины были собраны и подведены к стене. Раньше, однако, чем была сделана хоть одна пробоина, македонцы подкопались под стену (она была кирпичная), наставили кругом лестниц и взяли штурмом город. При взятии погибло 17000 индов; в плен взяли больше 70000 человек, 300 колесниц и 500 всадников. У Александра за всю осаду погибло немногим меньше 100 человек; число раненых было несоизмеримо больше: больше 1200 человек….».

В современной военной науке считается, что штурм укрепления произведен с минимальными потерями, если на одного защитника укрепления погибло шесть нападающих. И значительно изменить это соотношение в сторону уменьшения потерь практически невозможно, если, конечно, нападающий не применит значительно более совершенное оружие. У Александра соотношение потерь своих к чужим одна тысяча семьсот обороняющихся на одного македонца. Таких результатов, в принципе можно достичь, либо подкупив кого–то из противника, применив хитрость и не встретив сопротивления, либо, применив некое оружие, которое просто не дало противнику оказать сопротивления. Я рассматриваю свидетельства об Александре как приукрашенные, но всё — же имевшие место реальные события, поэтому вариант взятия этого города только на бумаге силой мысли Арриана, мне не хотелось бы обсуждать. Примем за аксиому, что Александр действительно брал укрепленные города при огромных потерях у противника и при ничтожно малых собственных. Такие чудесные победы могли происходить только в одном случае: противники гибли ещё до того, как войска Александра оказывались в пределах их досягаемости. То есть, противник еще не вступил в рукопашную, противник еще не может поразить македонцев стрелами или камнями, а эллины издалека его уже уничтожают. Вероятно, здесь было применено огнестрельное оружие, как бы парадоксально это не звучало. Пройти чуть не всю Азию, победить более чем полумиллионную армию Дария (у меня рука не поднимается писать число миллион триста, как в оригинале), победить еще множество неслабых противников, можно только в одном случае — имея огромное, многократное, неоспоримое преимущество в бою против тренированных лучников, закаленных бойцов, да и просто многократно превосходящих по численности. Кроме артиллерии обосновать такое чудесное соотношение потерь нечем. Ниже приводятся свидетельства, которые, если их рассматривать как описания реальных происшествий, а не выдумки, иначе как артиллерия интерпретировать трудно.

Сократ наблюдает в перископ за артиллерийской дуэлью. Огнестрельное оружие во времена Александра Македонского

«В царствование Филиппа между двумя горами Армении проходила одна дорога, и долгое время люди пользовались ей часто, а затем случилось так, что из-за отравленного воздуха никто не мог отправится этим путем, избежав гибели. Царь спросил мудрецов о причине подобной напасти, но никто из них не знал истинной причины этого. И тогда призванный Сократ сказал царю, чтобы возвели постройку такой же высоты, что и горы. А когда это было сделано, Сократ велел сделать зеркало из плоского булата, сверху отполированного и тонкого, чтобы в этом зеркале можно было увидеть отражение любого места в горах. Сделав это, Сократ поднялся на верх постройки и увидел двух драконов, одного со стороны гор, другого со стороны долины, которые разевали друг на друга пасти и испепеляли воздух. И пока он смотрел на это некий юноша верхом на коне, не ведавший об опасности, отправился той дорогой, но тут же упал с коня и испустил дух. Сократ поспешил к царю и рассказал ему обо всем, что увидел. Позднее драконы были с помощью хитрости схвачены и умерщвлены, и так дорога снова стала безопасной для всех проезжающих». (Римские деяния Гл. 145)

Если принимать этот эпизод из сборника средневековых историй об Александре Великом как образец научной фантастики древности, нельзя не признать: халтурка. Сюжет никакой, образы не продуманы, детали противоречат здравому смыслу. В самом деле, автор пишет заведомую выдумку (даже не с нашей современной, а с элементарной банальной точки зрения полудикаря, верящего в драконов): ну нельзя спастись от отравленного воздуха при помощи отполированной булатной пластины. При помощи тряпки можно, при помощи соломы можно, при помощи молитв и жертвоприношений, в конце концов, можно попробовать, но при помощи зеркала (а ведь описывается именно зеркало) даже и пробовать не стоит. Были, конечно, и в древности люди с пониженным интеллектом, даже и среди умеющих читать, но, по крайней мере, возле очага хоть раз в жизни сидел каждый, и каждый мог проверить, можно ли спастись от отравления газом при помощи блестящего предмета.

Метод визуальной разведки Сократа также оставляет вопросы: не каждый видел горы в Армении, но, сравнив даже со сравнительно невысоким холмом в любой части света, можно сделать вывод о невозможности постройки наблюдательной башни такой высоты. Здания, высотой до полукилометра начали строить только в 20 веке, используя специальную арматуру и напряженный железобетон. Причем, работы по строительству растягивались на годы — многовато для того, чтобы удовлетворить любопытство, пусть даже и Сократа. Слишком уж велика трудоемкость подобной работы, при сомнительности конечного результата — построим мы башню для наблюдений, потратим годы, а драконы возьмут, да и улетят. Это будет даже не «из пушки по воробьям».

Вот, кстати и драконы — ну никакой информации о них, кроме того, что они разевали пасти и отравляли воздух. Хотя бы количество крыльев или цвет был указан. Ничего. Можно, конечно, признать что бумага (папирус, пергамент, глиняные таблички или береста) были во времена написания этого свидетельства на вес золота, поэтому писали только самое главное, отбрасывая подробности, но, по сравнению с достаточно многословным описанием гибели юноши, описание самого дракона является куда более важным для сюжета. Хоть в трех словах, хоть в ущерб чему–то другому.

Концовка этой истории, ради которой и написана новелла, тоже мне не нравится: она скомкана и непонятно, как же мудрый Сократ победил драконов, да и он ли их вообще победил. Итак, надо честно признать: как научная фантастика эта новелла не тянет даже на твердую троечку. Ну не высокая художественная литература это. Слишком уж примитивно. Но тогда, может быть стоит прочитать эту новеллу как документальную публицистику? Буквально, не делая скидок на мифотворчество и выдумки древнего автора. Попробуем поверить автору, согласимся с тем, что он был свидетелем происшествия и, как мог, постарался правдиво описать произошедшее событие. Итак:

«В царствование Филиппа между двумя горами Армении проходила одна дорога, и долгое время люди пользовались ей часто, а затем случилось так, что из-за отравленного воздуха никто не мог отправится этим путем, избежав гибели…».

Ну, случилось что–то с дорогой, по которой привыкли ходить.

«…Заколодела дорога, замуравела…».

Бывало такое в древности — сядет на дороге какой–нибудь Соловей — разбойник и всё — пиши пропало. Не на рынок в город сходить, ни в соседнее село за солью. И вышибить Соловья – разбойника с дороги ой как не просто, особенно если дорога в лесу, или как здесь, в горах. Отравление воздуха, впрочем, несколько непонятно, но мы к нему еще вернемся.

«…Царь спросил мудрецов о причине подобной напасти, но никто из них не знал истинной причины этого...»

Без комментариев.

«…И тогда призванный Сократ сказал царю, чтобы возвели постройку такой же высоты, что и горы…».

Вероятно, он использовал уже готовую постройку. На Кавказе до сих пор сохранились высокие многоэтажные башни, в которых мирные жители прятались в случае опасности. Они нередко стоят на вершинах, так легче обороняться. Скорее всего, Сократ и использовал одну из таких башен. Может быть, и, дав команду несколько поднять ее вершину, скажем деревянными щитами. А, может быть, под постройкой имелось в виду просто укрытие типа шалаша, из которого можно наблюдать, при этом самому оставаясь невидимым, скрытым ветвями.

«… А когда это было сделано, Сократ велел сделать зеркало из плоского булата, сверху отполированного и тонкого, чтобы в этом зеркале можно было увидеть отражение любого места в горах…».

Ну да, Сократ пытается быть именно невидимым. Он не пытается защитится от отравленного воздуха, а именно прячется в засаде с целью рассмотреть некие опасные объекты. И рассматривает он их не просто так, а с помощью пусть примитивного, но ПЕРИСКОПА!

«…Сделав это, Сократ поднялся наверх постройки и увидел двух драконов, одного со стороны гор, другого со стороны долины, которые разевали друг на друга пасти и испепеляли воздух. И, пока он смотрел на это некий юноша верхом на коне, не ведавший об опасности, отправился той дорогой, но тут же упал с коня и испустил дух…».

Драконы бьются друг с другом, причем очень странно бьются. Нет ни когтей, ни рогов, ни клыков — они просто стоят друг перед другом и отравляют воздух. Причем и воздух то они отравляют избирательно — юноша, не заметивший (!!!) битвы драконов, погибает и падает с коня. Падает не вместе с конем, что было бы вероятно в случае отравления, а именно с коня. Значит, на коня отравленный воздух не действует, или действует иначе? Не может быть:

«…капля никотина убивает лошадь…».

Конь должен был упасть вместе со всадником, пусть позже, пусть живой, но отравление, смертельное для человека опасно и для коня. Если человек погиб, а конь нет, значит это не отравление. Подобная избирательность дракона говорит, скорее, о применении некоего дистанционного оружия, за которым можно наблюдать при помощи простейшего перископа. Скорее всего, это в виде драконов описаны первые ПУШКИ. Они еще только изобретены, и может быть даже умельцем — разбойником . Он потому и перекрыл дорогу, что почувствовал себя гораздо сильнее даже регулярного войска. Тем более драконов двое. Грохочут, дымят, отравляют воздух. Юношей с коней сшибают.

Почему дракон? Да кто его знает, почему дракон — может быть, пушка так называлась. Древние пушки, ведь имели собственные имена. Если есть древнерусские пушки Траян, Ахилл, то почему бы не быть древнегреческой пушке Дракон. Или хозяина пушки так звали.

Вообще в описаниях жизни Александра немало мест, которые можно трактовать как описание огнестрельного оружия.

«… Одним взглядом он ПРОНЗАЛ персов и македонцев так, что они падали замертво …».
«…Сократ поспешил к царю и рассказал ему обо всем, что увидел. Позднее драконы были с помощью хитрости схвачены и умерщвлены, и так дорога снова стала безопасной для всех проезжающих»...».

Что мы видим здесь — Сократ, как человек неглупый, пусть с трудом, но разобрался что к чему. Он понял, что в «драконах» нет ничего сверхъестественного и, доложил об этом в вышестоящие инстанции. Филипп, надо думать, тоже был не дурак, и драконы были хитростью схвачены и умерщвлены, причем опять–таки именно в такой последовательности: сначала схвачены, а затем умерщвлены. Если бы речь шла о настоящем драконе, который способен отравить воздух, было бы логичнее сначала убить его, а уж потом собирать то, что от него осталось. Если же речь идет о древних, тяжелых, неповоротливых, требующих время на зарядку пушках то все понятно: пустили вперед «пушечное мясо», дождались выстрела, а затем, пока не успели перезарядить, взяли расчет пушки едва не голыми руками и перебили. Либо напали на пушки, максимально рассредоточившись, чтобы выстрелом всех не поубивало, либо, даже просто напали с тыла. Но метод борьбы с этими драконами до нас не дошел: античные македонцы сохранили свою военную тайну борьбы с драконами. В отчете написали просто «хитростью». Кому положено, тот понял.

Вот еще упоминания об огнестрельном оружии, во времена Александра Македонского

«…Александре — царю всего света, к тому раю идти не можешь, и видех рая того, оружие стрежет его и опалит тя имать …».

Можно, конечно, согласиться, что в этом месте повести об Александре имеется в виду метафизический рай, от посещения которого отговаривают Александра. В истории человечества, если я не ошибаюсь, описан только один случай попадания живого человека на небо — Илия вознесся в огненной колеснице. Да и Илия не сам вознесся, а был взят. Здесь, думаю, надо понимать текст более приземлено, более конкретно. Рай здесь, это некий край. Пусть «райский», но, вполне земной, находящийся в пределах досягаемости. И как место «райское», по видимому, является лакомым куском для разного рода завоевателей, которых требуется подальше отгонять. И подходы к раю действительно охраняет некое оружие, которое может опалять. Огнестрельное оружие, палящее, другими словами.

«…и ту на них восташа человецы: до пояса человекъ, а долу конь. Сии ж исполины наричютца. И сихъ множество на Александра наехаша. Сии ж дивнии стрельцы. А от стрел бо их не может камень устояти …».

На первый взгляд здесь средневековый автор описывает кентавров, которые прекрасно стреляют из лука. Однако, можно придумать и другое объяснение: «долу конь» подразумевает не то, что это были кентавры, а обозначает некий станок, подставку, треногу, лафет, на которой закреплено огнестрельное оружие. Мушкетеры, кстати, стреляли из мушкетов стоя, а мушкет был закреплен на треноге на уровне груди стрелка. Чем вам не дивные стрельцы, которые долу конь, а от пояса человек, от стрел которых камню не устоять.

«…сии же жены (дивии) крылати, нохти же у них яко серпы, тело ж ихъ все власае одеян. Александръ же с их виде повеле тростию запалити, жены же, не видех пламенного огню, вси во огонь вметашася, крыла их оплеша. Макидоняне ж прискочаху и убиваху их и сих множество …».

Трость можно, конечно, понять как палка, факел, которыми начали забрасывать женщин — воительниц. Трудно только поверить, что какое–либо войско, находящееся не в закрытом помещении, не в лесу, не пьяных, не сумасшедших можно незаметно сжечь, незаметно (!!!) забрасывая их факелами. А можно вспомнить, что тростинка, это полая внутри трубочка, с которой можно сравнить, например, ствол огнестрельного оружия. Тогда все становится на свои места — женщины–воины, которые раньше не видели «пламенного огню», то есть огнестрельного оружия, и потому «вси во огонь вметашася», то есть бросились на батарею, когда она еще не казалась им страшной и были этим огнем сметены.

«…Александръ же на три части войско свое разби и на бой устремись. Трубам же многогласным и прасковицам ударити повеле …».

В этом отрывке мы видим, что Александр перед боем дает кому то команду ударить. Кому? Возможно, здесь имеется в виду полковой оркестр. Это вполне естественно — во время боя поддерживать свои войска музыкой. Это наверно очень эффективный способ подбодрить бойцов: играет наша музыка, значит, все идет так, как задумано военачальником. И все бы ничего, если бы трубы многогласные грянули или дунули, или еще как–нибудь прозвучали. А трубы в данном фрагменте должны ударить. На мой взгляд это не вполне соответствует способу игре на трубе, если имеется в виду труба, как музыкальный инструмент. А вот если труба, это нечто огнестрельное, то термин «ударить» вполне адекватен. Термин «многогласная» в данном случае отнюдь не преувеличение: огнестрельное оружие в момент выстрела издает достаточно громкий звук. Далее: понятие «труба», конечно, не совсем соответствует привычному нам образу пушки. Пушку мы представляем как полый цилиндр, один конец (жерло) открыт, а противоположный (казна) заглушен. Труба же, в нашем представлении, это полый цилиндр, открытый с обеих сторон. Возможно, здесь не вполне корректно употреблено слово «труба», но, может быть, речь идет здесь не совсем о пушке, а о неком ракетном оружии с малой начальной скоростью снаряда. Вспомним современный гранатомет: это просто труба. Для того, чтобы реактивные газы от гранаты не создавали большого усилия отдачи, казенная часть её не заглушена. Ствол просто задает направление для гранаты, а разгоняется она, в отличие, от снарядов прочих видов огнестрельного оружия, уже вылетев из ствола. На первый взгляд, такая система достаточно сложна, но, если вдуматься, она гораздо естественнее для первых опытов с огнестрельным оружием, чем пушка с заглушенной казенной частью. Стакан с порохом, изготовленный из дерева, глины, да из чего угодно, хоть из бумаги, наполненный порохом прекрасно летит не создавая сильной нагрузки на стенки направляющего ствола. Ствол, соответственно, не обязан быть сделан из прочного, тяжелого и дорогостоящего материала. Соответственно, его проще изготовить, легче доставить к месту применения.

Некоторые критики традиционной истории совершенно, на мой взгляд, справедливо отрицают наличие ракетного оружия в Китае несколько тысяч лет назад. Они утверждают, что ракетой, не имеющей оперения стабилизаторов, невозможно поразить цель, так как слишком много факторов будут влиять на траекторию её полета. Да, конечно. Кучность стрельбы из такого оружия никакая. Поражающая способность также, вероятно низкая, хотя, каждый новый год сегодня сотни человек травмируются бумажными (!!!) китайскими ракетами. И даже со смертельным исходом. Кроме того, у ракетного оружия есть еще два неоспоримых преимущества: первое, дальность стрельбы его значительно превышает дальность стрельбы из лука и второе, психологически выдержать атаку шипящих, свистящих, рассыпающих во все стороны дым и пламя снарядов чрезвычайно трудно, тем более для человека, который видит подобное впервые. Я полагаю, залпа подобного оружия достаточно было, для того чтобы рассеять строй противника, тем более, если противник на лошадях, или на верблюдах. Впрочем, если сделать длину ракеты значительно больше ширины, а передняя её часть будет значительно тяжелее задней, устойчивость ракеты в полете несколько повысится.

Слово прасковица. Сегодня нет такого музыкального инструмента. А вот, если имеется в виду огнестрельное оружие, то это слово имеет вполне осмысленное значение. Оно означает нечто, связанное с порохом. ПОРОХ — ПРАХ — ПРАС.

«…И тако раки из моря изсхождаше, людей и коней хватати нача. Александръ же повеле трости запалити, и ту раков много множество згоре …».

Раки из моря выходили, людей и коней хватать начали. Александр приказал запалить трости, и от этого множество раков сгорели.

Первое, что здесь удивляет так это раки, которые из моря выходят и хватают людей и коней. Современные раки, выходящие из моря людей и коней, конечно, хватают. За палец. В древности, конечно, и деревья больше были и водка дешевле, но, вряд ли размеры раков настолько превосходили современных, что они могли утащить с собой коня. Кроме того, я, конечно, не пытался поджечь живого рака, только что вытащенного из воды, но думаю, что они горят плохо. Поджечь их при помощи трости сложно, разве что сложить много тростей шалашиком и недосмотреть при приготовлении шашлыка из рака. Здесь либо автор соврал, либо мы не понимаем о чем идет речь. Если автор выдумал этот эпизод, тогда рассуждать нам не о чем — фантастика. Но мне, почему–то кажется, что здесь описаны вполне реальные события. Надо только вспомнить слово РАКА, которое до сих пор употребляется в церковном обиходе, и обозначает ящик, футляр. Тогда раки, которые «…из моря изсхождаше…» это могут быть некие корабли или лодки. Может быть, какой–то необычной формы. И вот их-то поджечь гораздо проще, чем раков. Дерево, да еще просмоленное, вообще хорошо горит. «…Александръ же повеле трости запалити…» — может быть, здесь описаны факелы, которые метали на эти корабли — раки, а, может быть, что здесь описано и огнестрельное оружие. Чуть ниже я уже предполагал, что трость, это полая трубка — ствол огнестрельного оружия.

«…Александр увидел, что ему не следует посылать людей сражаться, а потому он пошел на хитрость: направил на войско врагов с помощью тысячи железных обсидиановых зеркал отражение солнечных лучей, а каждое синклитное зеркало, сделанное из индийского железа, было хорошо начищено и отбрасывало на сто локтей вперед огненные лучи, так что выжигало все на пространстве десять миль …».

Думаю, речь в этом отрывке идет не о зеркалах а о пушках.

«…Машины, стоящие на насыпи, не нанесли стене никаких значительных повреждений: так она была крепка. Подвели некоторые суда с машинами и с той стороны города, которая была обращена к Сидону. Когда и здесь ничего не добились, Александр, продолжая всюду свои попытки, перешел к Южной стене, обращенной в сторону Египта …».

В этом месте описание, если его читать буквально, противоречит здравому смыслу — стенобитные машины, твердо стоящие на насыпи, не могут разрушить стену, а те же орудия, укрепленные на кораблях, через три дня эту же стену разрушают. Если бы было наоборот, то да — возразить было бы нечего — так может быть. Таран, укрепленный на подвижной платформе корабля создает усилие гораздо меньшее, чем тот же таран, закрепленный на прочной поверхности. Табуретку, стоящую на полу мы спокойно сдвигаем движением руки, будучи обуты в тапки. Но ту же табуретку становится почти невозможно сдвинуть, будучи обутым в роликовые коньки. Если же в первой части описывается действительно нечто вроде стенобитного орудия, а во второй — пушки, все становится на свои места. Подогнали таран. Постучали в стену — не ломается. Убрали таран за ненадобностью. Подогнали пушки. Постреляли — стена рухнула.

«…три дня спустя, выждав безветренную погоду, Александр… подвел к городу машины на кораблях. Сначала они расшатали значительную часть стены, когда пролом оказался достаточно широким, Александр велел судам с машинами отплыть и подойти двум другим, которые везли мостки… Триерам он отдал приказ… тем же, на которых находились снаряды для машин … он приказал плавать вокруг стен, причаливать в удобных местах, а пока причалить негде, то становиться на якорь вне досягаемости для стрел …».

Трудно отделаться от мысли, что Арриан описывает артиллерию. Машины, которые в состоянии расшатать стену дистанционно (с расстояния больше дальности полета стрелы) и для работы которых требовались специальные снаряды, это пушки. Косвенным подтверждением этого служит и тот факт, что для перевозки снарядов для боевых машин требуются специальные суда. Если речь идет о камнях или бревнах для катапульты, то наличие специальных кораблей для перевозки снарядов абсолютно нелогично. Во–первых, во время боя снаряды всегда предпочтительнее иметь под рукой. Во–вторых, кораблю с катапультой гораздо полезнее быть как можно более тяжелым. Как известно из школьного курса физики, чем тяжелее будет корабль, тем с меньшей скоростью он будет двигаться в сторону противоположную выстрелу, и, следовательно, с большей скоростью (и, соответственно, дальностью) полетит снаряд в нужную сторону. Кроме того, чем больше масса корабля, тем меньшее влияние на него оказывают различные факторы (волны, ветер, расположение и действия экипажа) на точность стрельбы. Хотя, эффективность стрельбы из катапульты, установленной на корабле и так ничтожно мала, и приближается к величине, которую можно охарактеризовать как «пальцем в небо». Если же, как мы предполагаем, речь идет об огнестрельном оружии, то наличие специальных кораблей для снарядов становится вполне оправданным: пожар в крюйт–камере большого корабля смертельно опасен не только для него самого, но и для многих соседних кораблей. Поэтому, для собственной же безопасности разумно разделить снаряды (порох, но не ядра, камни, бревна и т.д.), на несколько частей и погрузить его на небольшие суда, которые во время боя будут время от времени подходить к основному кораблю и снабжать его боеприпасами. Пожар на одном из небольших кораблей — хранилищ пороха уже не столь опасен для окружающих кораблей. Камни же и бревна для стрельбы ими из пушек, повторюсь, должны были хранится на корабле с которого ведется стрельба в качестве дополнительного балласта. Порох и только порох есть смысл перевозить на отдельных кораблях.

Могут, конечно, сказать: готовились к большой битве и, потому заготовили побольше запас снарядов. И опять: если это порох, то такой запас вполне логичен, если же это камни для катапульты, которые можно насобирать буквально везде, то это как минимум лишняя трата сил и средств.

Боевые колесницы

У Александра, как, впрочем, и у некоторых его противников, были некие боевые колесницы.

«…Пор послал своего сына, но было у него не только 60 колесниц. Нельзя допустить, чтобы Пор, услышав от своих воинов–наблюдателей, что Александр перешел через Гидасп хотя бы с частью войска, выслал против него собственноro сына только с 60 колесницами. Для разведки этого было бы много, и вернуться обратно такому числу было бы нелегко; для того же, чтобы и задержать врагов, еще не переправившихся, и вступить в сражение с теми, кто уже вышел на берег, 60 колесниц недостаточно. По словам Птолемея, сын Пора привел с собой 2000 всадников и 120 колесниц, но Александр успел уже закончить свою последнюю переправу с острова.
И он же рассказывает, что Александр послал на них сначала конных лучников, а сам повел конницу, думая, что на него со всем войском движется Пор, а эта конница только первый отряд, высланный вперед. (2) Узнав же в точности силы индов, он стремительно обрушился на них со своей конницей. Они дрогнули, увидев самого Александра и множество всадников, выстроенных не в одну линию, а по илам. Всадников–индов пало человек 400, пал и сын Пора; колесницы захватили вместе с лошадьми: были они слишком тяжелы; кругом стояла грязь; трудно было с ними и отступать, оказались они бесполезны и в сражении …».

Думая, что колесницы здесь также представляют собой пушки. Мы, конечно, плохо представляем себе способы ведения боя во времена Александра, но думается, что посылать навстречу выходящим из реки на берег десантникам телеги абсолютно бессмысленно. Хотя бы потому, что, они на берегу вязнуть будут. А вот если «боевые колесницы» это пушки на колесных лафетах, то все становится на свои места — расстреливать десант легче всего там, где трудно спрятаться. Худшего места, чтобы прятаться от обстрела, чем граница между водой и сушей, придумать трудно.

Где погиб Александр Македонский

Традиционно считается, что Александр Македонский погиб в Вавилоне. А вот о том, где находился этот самый Вавилон, оказывается, есть разные мнения. «Великая польская хроника», например, относит это событие в Польшу, в город Краков:

«…Они (лехиты, т.е. ляхи, т.е. поляки)…избрали среди своих братьев–лехитов начальником войска или, вернее, предводителем, (ведь по польскому толкованию предводитель войска называется «воевода») некоего деятельного мужа по имени Крак, чья усадьба была в то время возле реки Вислы. Этот Крак , что на латинском языке означает «Ворон», был как победитель провозглашен королем. Он построил крепость, названную [потом] по его имени «Краков», которая прежде имела название «Вавель». «Вавель» — эта как бы какая–то припухлость, которую, как говорят, обычно имеют люди, проживающие в горах, и она у них образуется в горле из–за питья воды.
Также и гора, где теперь расположена краковская крепость, называлась «Вавель», а неподалеку, с другой стороны Вислы, имеется небольшая гора, носящая уменьшительное название «Вавельница»…. У этой небольшой горы был построен большой и могущественный город, который, как уверяют, Александр Великий сравнял с землей ...».

Чуть позже Великая польская хроника еще раз упоминает об Александре как о человеке, побежденном на территории Польши:

«…После кончины королевы Ванды в течении многих лет вплоть до времен короля Александра лехиты были лишены короля, но избирали только воеводу и двенадцать правителей. В его время, как говорят, некий искуснейший в златотканном деле мастер, который могуществу Александра противостоял скорее мастерством и трудолюбием, нежели храбростью, принудил уйти последнего из земель лехитов бесславно и не без конфуза. Из–за этого лехиты избрали его королем, дав ему имя Лешек. Ведь говорят, что Лешек означает «хитрец», так как победил он непобедимейшего короля Александра хитростью и подвохами …».

Сегодня считается, что Александр бродил где–то южнее Черного, Каспийского и Азовского морей, дошел до Индии и повернул обратно (рис. 1). «Великая польская хроника» же считает, что Александр был бит на территории Польши.

При строительстве переправы в скалу забивают железные костыли

«…Собраны были солдаты, привыкшие во время осад карабкаться по скалам, числом около 300. Они заготовили небольшие железные костыли, которыми укрепляли в земле палатки; их они должны были вколачивать в снег по тем местам, где снег слежался и превратился в лед, а там, где снега не было, прямо в землю. К ним привязали прочные веревки из льна и за ночь подобрались к самой отвесной и потому вовсе не охраняемой скале …».

Железные костыли в этом отрывке очень интересны. Интересны они даже не тем, что они железные – во времена Александра железо, вероятно, уже было известно — забавно то, что эти костыли изначально были предназначены для крепления палаток. Дело в том, что железо, если оно и использовалось во времена Александра, было гораздо дороже серебра (а может быть и золота). Железо не встречается в природе в виде самородков, для его производства требуется сначала выплавить его из руды, а для этого необходима температура, которая обеспечивается только углем. По всей видимости, реальная выплавка железа началась только со времени начала добычи каменного угля. А это уже позднее средневековье и территория средней Европы (Рурская область Германии, Украина, Польша). Конечно, было уже криничное железо, то есть, железо, выпаренное из болотной воды, но объемы его производства явно не могли обеспечить производство железных колышков для палаток. Скорее можно согласится с медными, бронзовыми (медь + олово), серебряными, латунными (медь + цинк) и даже золотыми (золото встречается в виде самородков, поэтому для его обработки – ковки – требуется температура ниже, чем для выплавки железа), а еще лучше деревянными или костяными колышками. Кстати, часть войска Александра была вооружена не бронзовым оружием и даже не каменными топорами, а копьями, представляющими собой палки, заостренные путем обжига в костре. Колышки для палаток из железа говорят о том, что, либо Арриан врет, либо, поход Александра состоялся не в глубокой древности, а во времена, когда люди уже могли позволить себе роскошь тратить железо на вещи, для которых достаточно и дерева.

«…Спустившись в пропасть, солдаты забивали костыли в ее склоны в том месте, где она больше всего суживалась; расстояние между костылями определяли с таким расчетом, чтобы они выдержали будущий настил. Настил этот делали из ивовых плетенок, наподобие моста, скрепляли плетенки между собой и сверху на них насыпали земли, чтобы войско смогло подойти к скале по ровному месту …».

В этом отрывке справедливо все, о чем сказано в предыдущем комментарии, с небольшим дополнением: железные костыли здесь забиваются безо всякой надежды вытащить их обратно. Они буквально хоронятся под слоем строительных материалов. Я бы мог принять медные или даже серебряные костыли, хотя, вполне достаточно и деревянных столбов.

Дела Александра Македонского зависят от историка Каллисфена?

Древнейшие сведения об Александре мы черпаем из Арриана, написавшего свой «поход Александра» через века после описываемых событий. Тем не менее, по видимому уже при жизни Александра существовали несколько разных версий его истории:

«… никоим образом не считаю справедливыми его (Каллисфена) слова (если они действительно были написаны), что Александр и Александровы дела зависят от него, Каллисфена, и от его истории и что он прибыл к Александру не за славой для себя, а чтобы прославить его, что Александр станет сопричастником богов не по лживым рассказам Олимпиады относительно его рождения, а по той истории Александра, которую Каллисфен напишет для мира …».

Арриан, например не скрывает, что сведения об Александре выбраны им произвольно, сообразуясь с его собственными представлениями об эпохе:

«Я передаю, как вполне достоверные, те сведения об Александре, сыне Филиппа, которые одинаково сообщают и Птолемей, сын Лага, и Аристобул, сын Аристобула. В тех случаях, когда они между собой не согласны, я выбирал то, что мне казалось более достоверным и заслуживающим упоминания. Другие рассказывали о нем иначе; нет вообще человека, о котором писали бы больше и противоречивее Птолемей и Аристобул кажутся мне более достоверными: Аристобул сопровождал Александра в его походах, Птолемей тоже сопровождал его, а кроме того, он сам был царем, и ему лгать стыднее, чем кому другому. А так как оба они писали уже по смерти Александра, то ничто не заставляло их искажать события и никакой награды им за то не было бы …».

Кто написал книгу Арриана «Поход Александра»

Что то неладное с авторством книг об Александре в европейской традиции. Древние и средневековые сведения об Александре, оказывается все либо анонимные, либо подписаны непонятно кем. Вот Аристотель — учитель Александра. Казалось бы сам бог велел написать о своем великом ученике. Ни строки. Арриан, автор якобы древнейшей книги об Александре оказывается, пытается сохранить инкогнито:

«…Кто я таков, это я знаю сам и не нуждаюсь в том, чтобы сообщать свое имя (оно и так не безызвестно людям), называть свое отечество и свой род и говорить о том, какой должностью был я облечен у себя на родине …».

С чего бы, казалось, ему скрывать свое имя? И вообще, правильно ли книга «Поход Александра» приписывается именно Арриану?

Использованная литература

  1. Арриан «Поход Александра»,— Москва: Миф, 1993.
  2. «Великая хроника о Польше, Руси и их соседях»,— Москва, 1987.
  3. «Книга глаголемая Александрия. Жизнеописание Александра Македонского»,— Москва: Айрис–Пресс, 2005
  4. «Повесть о рождении и победах Александра Великого»,— СПб: Азбука–классика, 2004.
Личные инструменты