Миллер, Герард Фридрих

Материал из ChronoWiki

Перейти к: навигация, поиск

Герард Фридрих Миллер, Фёдор Иванович Миллер (Gerard Friedrich Müller, 17051783) — российский историограф немецкого происхождения, академик Петербургской Академии наук (1725), профессор (1730)

«Близ тридцати лет будучи профессором, ни единой не читал лекции и над чтением других смеялся» (М.В. Ломоносов о Г.Ф. Миллере, ПСС, т. 10, 1957, с. 231)

Биография

Герард Миллер родился 18 октября 1705 года в Герфорде (в то время провинция Вестфалия королевства Пруссия). Отец его был ректором местной гимназии, где Герард получил первоначальное образование. Затем будущий российский академик посещал Лейпцигский университет. По официальной версии РАН РФ, два года учился в Ринтельнском университете, а затем окончил Лейпцигский университет[1].

В ноябре 1725 года Миллер приехал в Россию в составе первой группы иностранных учёных, приглашёных в созданную в 1724 году Петербургскую Академию наук, и был определен студентом (по версии РАН, адъюнктом). В 1726 году получил должность преподавателя латинского языка, истории и географии в гимназии при Академии наук. В 1728 — 1730 ему было поручено исполнение обязанностей уехавшего в Москву конференц-секретаря. Издавал «СПб. Ведомости» с «Примечаниями», рассчитанными на более обширный круг читателей.

В 1731 г. Миллер получил звание профессора, но лишился расположения Шумахера, с которым у него с тех пор возникла непримиримая вражда. С 1732 г. он стал выпускать сборник статей, касающихся России: «Sammlung russ. Geschichte» (1732—1765, 9 т.). Это было первое издание, основательно знакомившее иностранцев с русской землей и её историей. Тем временем снаряжалась так называемая «Вторая камчатская экспедиция», в которой по поручению академии принял участие и М.

Не попав в Камчатку, М. объездил главнейшие пункты западной и восточной Сибири в пределах: Березов-Усть-Каменогорск-Нерчинск-Якутск (31 362 версты пути) и тщательно перерыл местные архивы, открыв, между прочим, сибирскую летопись Ремезова. Десятилетнее (1733—1743) пребывание в Сибири обогатило М. массой ценных сведений по этнографии инородцев, местной археологии и современному состоянию края. Особенно важна была вывезенная Миллером громадная коллекция архивных документов, и если сам он использовал только ничтожную часть их, то в течение полутораста лет они служили и продолжают служить доныне важным подспорьем для отдельных учёных и целых учреждений. Князь М. М. Щербатов, Голиков, Словцов, Новиков для «Древней Российской Вивлиофики», граф Румянцев для «Собрания Государственных Грамот и Договоров», археографическая комиссия и др. многим обязаны М. В СПб. М. вернулся в самый разгар академических интриг и, кроме Шумахера, нажил себе другого непримиримого врага — в Ломоносове.

В 1748 г. Миллер принял русское подданство и назначен историографом. В 1749 г. имел большую неприятность по поводу речи, приготовленной им для торжественного заседания академии: «Происхождение народа и имени российского». Некоторые из академиков (Ломоносов, Крашенинников, Попов) нашли её «предосудительной России». М. обвинялся в том, что «во всей речи ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше, что к бесславию служить может, а именно: как их многократно разбивали в сражениях, где грабежом, огнем и мечом пустошили и у царей их сокровища грабили. А напоследок удивления достойно, с какой неосторожностью употребил экспрессию, что скандинавы победоносным своим оружием благополучно себе всю Россию покорили».

Горячность и нетерпимость, с какой принята была теория скандинавского происхождения варягов-основателей русского государства, значительно объясняется тогдашними политическими отношениями России к Швеции. Речь, уже напечатанная, была уничтожена, но появилась в 1768 г. в «Allgemeine historische Bibliothek» (т. IV) под заглавием: «Origines Rossicae». В 1750 г. академические дрязги отозвались на М. разжалованием его из академиков в адъюнкты и понижением жалованья с 1000 руб. до 860 руб. в год. Скоро, однако, М. был прощен, под условием предварительно подать прошение о прощении. Сам М., впрочем, далеко не всегда оказывался безупречным в своих отношениях к сочленам.

Титульный лист 9-го тома «Sammlung russisch. Geschichte»

В 1750 г. он напечатал первый том «Описания Сибирского царства» — «первый правильный учёный труд по сибирской истории» (Пыпин). 2-й том увидел свет лишь в отрывках, напечатанных в «Sammlung russisch. Geschichte» и «Ежемесячных Сочинениях». М. очень медлил работой, и академия поручила продолжение её академику Фишеру. «Sibirische Geschichte» последнего (СПб., 1768; русский перевод, СПб., 1774) не есть, однако, продолжение, а лишь сокращенный пересказ сочинения М. (как напечатанного, так и остававшегося ещё в рукописи). Работу Фишера Бюшинг считал простым плагиатом. С 1754 г. в звании конференц-секретаря академии М. вёл обширную переписку с заграничными учёными, вызывает профессоров для московского университета.

В 1755—1765 гг. М. редактировал «Ежемесячные Сочинения, к пользе и увеселению служащие» — первое периодическое учёно-литературное издание на русском языке. В нём участвовали все современные писатели, пользовавшиеся известностью; сам М. поместил там много статей, касающихся Сибири. Из числа собственно исторических трудов М., кроме «Origines Rossicae», главнейшие: «О летописце Несторе» («Ежемесячные Сочинения», 1755), «Известие о запорожских казаках» (ibid., 1760), «О начале Новгорода и происхождении российского народа» (ibid., 1761 и в «Samml. russ. Gesch.») и «Опыт новой истории о России» (ibid.). Хотя «Нестор» М. есть лишь повторение и развитие мыслей, высказанных ещё раньше Татищевым, но так как труд последнего («История Российская», т. I) появился лишь в 1768 г., то положения М. (автор первоначальной летописи — Нестор; у Нестора были предшественники; указаны продолжатели) имели значение новизны; собственно с них начинается история научного знакомства с русскими летописями. Напуганный судьбой своей речи 1749 г., М. в 1761 г. проводит мысль, что основатели русского государства были роксолане с Балтийского моря. Позже, в сочинении «О народах, издревле в России обитавших» (Büsching’s «Magazin», XV; русский перевод, СПб., 1773), он указал на присутствие варяжского элемента на юге. В «Опыте новой истории о России» автор хотел продолжать Татищева, но Ломоносову не нравилось, что М. занимался исследованиями о «смутных временах Годунова и Расстриги — самой мрачной части российской истории», и ему удалось добиться прекращения этого труда. М. принимал участие в составлении Вольтером «Histoire de l’empire de Russie sous Pierre le Grand», сообщением материалов и своих замечаний.

В 1765 г. М. был назначен главным надзирателем московского воспитательного дома, с оставлением при академии наук в звании историографа, а через год определен начальником московского архива иностранной коллегии (ныне московский главный архив министерства иностранных дел). Пораженный параличом (1772 г.), М. продолжал неустанно работать до самой смерти (11 октября 1783 г.). Московский период в жизни М. ознаменован изданием таких ценных памятников и трудов русских учёных, каковы: Судебник царя Ивана Грозного, Степенная Книга, «Письма Петра Великого графу Б. П. Шереметеву», «Ядро Российской истории» (Манкеева), «История Российская» (Татищева), «Географический словарь» (Полунина), «Описание Камчатки» (Крашенинникова). В «Опыте трудов вольного российского собрания» (IV, V) М. поместил ряд статей о рождении, воспитании, воцарении и короновании Петра Великого, об учреждении первых гвардейских полков. Назначая М. в архив иностранной коллегии, императрицы Екатерина поручила ему составить «Собрание русской дипломатики» по примеру Дюмона. Старик не мог уже сам много сделать, но он подготовил учеников; в его школе выработался такой прекрасный архивист и учёный издатель, как Н. Н. Бантыш-Каменский.

После смерти Миллера осталась коллекция автографов и рукописей (в 258 портфелях), важных для изучения истории, этнографии, статистики и промышленности России и в частности Сибири.

Библиография

«Beiträge zu der Lebensgeschichte denkwürdiger Personen» (Галле, 1785, т. III, 1—160; биография M., составленная Бюшингом); *Пекарский, «История Академии Наук» (т. I и II); «Literarischer Briefwechsel von J. D. Michaelis» (Лейпциг, 1795, II, 511—536; переписка за 1762—1763 гг.); «A. L. Schlozer’s öffentliches u. privates Leben, von ihm selbst beschrieben» (Геттинген, 1802; русский перевод в «Сборнике 2 отд. Академии Наук», т. XIII); «Материалы для биографии Ломоносова» (собранные Билярским); *Пекарский, «Редактор, сотрудник и цензура в русском журнале 1755—1764 гг.» («Записки Академии Наук», XII); Милютин (в «Современнике», 1851, т. 25 и 26, о содержании «Ежемесячных Сочинений»); митрополит Евгений, «Словарь русских светских писателей» (II, 54—89); Старчевский, «Очерк литературы русской истории до Карамзина»; Каченовский, «Об исторических трудах и заслугах М.» («Учёные Записки Московского Университета», 1839, №№ 1, 2); Соловьёв, «Г.-Ф. М.» («Современник», 1854, т. 47, № 10); Коялович, «История русского самосознания»; Пыпин, «История русской этнографии».


Ссылки

  1. http://www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-51330.ln-ru.dl-.pr-inf.uk-12 Биография Г. Ф. Миллера на сайте РАН РФ
Личные инструменты